News Front - Новостной Фронт

8 225 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Герасименко7 марта, 22:53
    Вы уважаемый путаете Гоголя с Гегелем. У России никогда не было колоний. И жили мы в одной стране СССР одной большой ...Швейцарцы в ходе ...
  • Николай Герасименко7 марта, 22:45
    Запад решил наступить ещё раз на грабли, ведь грузинский 08 года сценарий известен своим финалом.Андрей Медведев: ...
  • Николай Герасименко7 марта, 22:43
    Пусть у себя разберутся с правами женщин на обороты, пшеки поганые! Гадят соседям похлеще англосаксов.В Польше провели ...

Байден, определившись в антироссийской и антикитайской стратегии, «завис» на тактическом уровне

Байден, определившись в антироссийской и антикитайской стратегии, «завис» на тактическом уровне

Байден, определившись в антироссийской и антикитайской стратегии, «завис» на тактическом уровне

В виртуальном видеоформате состоялась очередная мюнхенская конференция по безопасности, которая прошла под председательством основателя этого форума, существующего с 1962 года, Вольфганга Ишингера


Того самого, что в августе прошлого года объявил о «завершении стратегического партнерства» России и Германии.

Поскольку то заявление прозвучало вскоре после презентации книжки про «великую перезагрузку» Клауса Шваба, председателя Всемирного (давосского) экономического форума, очевидно, что Шваб и Ишингер выступили «дуплетом»; то, что поводом для последнего послужил эпизод с отравлением Навального, которое-де «нельзя было предвидеть», не аргумент. Во-первых, никто не сказал, что «предвидеть», то есть спланировать, было нельзя; с таким же успехом можно предположить, что именно это и было проделано. Во-вторых, Навальный мог и просто подвернуться; не он, так придумали бы что-нибудь другое, ибо главное — нужно было продекларировать разрыв с Россией, а какой предлог — дело второстепенное. Тем самым в очередной раз доказывается, что «экономический» Давос и «военно-политический» Мюнхен, с одной стороны, служат двумя сторонами одной медали, а с другой, что у них общий хозяин, который дирижирует всей атлантической стратегией Запада.
Обнародованный с подачи Ватикана олигархический проект «инклюзивного капитализма», в рамках которого на передний план впервые выведены так называемые «тотальные инвесторы» — компании-бенефициары, контролирующие через процесс глобализации все основные мировые банки и компании, то есть большую часть мировой экономики, на этих хозяев прямо указывает. Публично пока — на транснациональные банки и корпорации; но мы понимаем, что это эвфемизм конкретных клановых, конкретнее семейных интересов. «Инклюзивный капитализм» — это проект неограниченной иезуитско-олигархической диктатуры, в идеологии которой абстрактная квазисоциальная и квазирелигиозная ересь прикрывает вполне конкретные клановые интересы.
В этом году Мюнхен, в отличие от Давоса, куда пригласили лидеров России и Китая, был задуман и проведен как сугубо западный междусобойчик. Организаторы все продумали: было понятно, что в сложившейся ситуации Владимир Путин и Си Цзиньпин планам «великой перезагрузки» скажут твердое «нет», и после этого Вашингтон в лице новоизбранного президента Джо Байдена провозгласит новый «крестовый поход» на Восток.

Именно такой разворот Мюнхена, с одной стороны, был подготовлен заочной полемикой Путина и Си с Байденом — выступления лидеров России и Китая на площадке у Шваба против «явлений» американского президента Госдепу и Пентагону. С другой стороны, на самом Мюнхене он в пропагандистском плане был тщательно прикрыт относительной сдержанностью Байдена на фоне «загогулин» лидеров Франции и Германии в пользу «диалога с Россией», а после него — соответствующими «миротворческими» комментариями «придворных» экспертов, вроде Александра Рара. Дескать, Запад в целом и Европа в частности, вняв предостережениям России, ослабили риторику и протянули «оливковую ветвь». Ничего они не ослабили и не протянули. Просто эти комментарии не только маскируют подготовку эскалации новой холодной войны, которая давно идет, в «горячую» фазу, пусть пока и на уровне локальных конфликтов. Но и переваливают ответственность за эти процессы на российскую и китайскую стороны. А также явочным порядком поддерживают западные обвинения Москвы и Пекина в «ревизионизме» против существующего миропорядка Pax Americana. Речь Байдена «в гостях» у Ишингера это только подтверждает, именно в этом сейчас и убедимся.

Три основные темы: американо-европейская «ось» глобального миропорядка, сдерживание Китая и России, лидерство США в международных проектах и программах. Теперь конкретно. Первая тема. Америка «вернулась»; она вновь «вместе с Европой» готова отвечать на основные вызовы, причем «с позиции силы». По Байдену, это означает «укрепление наших экономических основ, восстановление нашей роли в международных институтах, возвышение наших ценностей у себя в стране и выступление в их защиту во всем мире, модернизацию нашего военного потенциала при одновременном лидерстве в дипломатии, возрождение американской сети альянсов и партнерств». То есть: не дать Китаю разбавить американское доминирование в МВФ, Всемирном банке и стоящем за ними Банке международных расчетов (БМР) более равноправным укладом, учитывающим интересы незападного мира. Вернуться к формату «толерантности» в духе поощрения ЛГБТ и BLM, обеспечив экспансию таким образом понимаемой «демократии» по всему миру, как дипломатическим, так и военным путем. А для этого, взяв НАТО за образец, расширить сеть альянсов на АТР и Индийский океан. И объединив эти два бассейна единой «индо-тихоокеанской» концепцией, создать непрерывную, если угодно, линию фронта, охватывающую с юга евразийский континент. Для чего? Для того, чтобы в соответствии с предначертаниями столпов англосаксонской геополитики расширить борьбу с Россией и Китаем по периметру их границ, превратив их в лимитрофные зоны противостояния. Иначе говоря, вернуться к «Большой игре» XIX века, она же холодная война второй половины XX века.
Далее Байден разъясняет и уточняет, видимо, чтобы исключить превратное толкование. «Для нас настал переломный момент между теми, кто утверждает, что на фоне всех проблем, с которыми мы сталкиваемся — от четвертой промышленной революции до глобальной пандемии, — что автократия является лучшим путем развития, и теми, кто понимает, что необходима демократия — необходима для решения этих проблем».

Упоминание «четвертой промышленной революции», с одной стороны, есть сигнал полной поддержки новой администрацией США планов «великой перезагрузки, причем, в их форс-мажорном формате, рассматривающем прошедшие президентские выборы в США инструментом глобалистской мобилизации. С другой стороны, «мы должны доказать, что наша модель не является пережитком нашей истории; это единственный лучший способ возродить наши надежды на будущее». «Надежды на будущее» отражены в проекте той же «великой перезагрузки» — обнуления промышленности и населения, а Дональд Трамп — досадное недоразумение, которое этому едва не помешало. Именно поэтому наследие прежней администрации приносится в жертву европейской лояльности. И четко соблюдается субординация: лидеры Германии и Франции, в отличие от остальных «недомерков», «заслужили» персонального реверанса («Добро пожаловать, дорогой друг Карлссон; ну и ты [хрен с тобой] заходи»).

Вторая тема — Китай и Россия. Три тезиса: 1) длительное стратегическое соперничество с Китаем; 2) противодействие России, которая «стремится ослабить европейский проект и наш альянс НАТО»; 3) внесение раскола между Москвой и Пекином: «проблемы, связанные с Россией, могут отличаться от проблем, связанных с Китаем, но они столь же реальны». Здесь самое главное — не только не недооценить, но и не переоценить Вашингтон. Четверть века назад, на пике американского глобального могущества, покойный Збигнев Бжезинский буквально заклинал своих последователей не допустить в Евразии альянса, способного бросить вызов американскому лидерству. Преемники не то чтобы пропустили совет «мэтра» мимо ушей, но ситуацию, почив на лаврах, явно «прощелкали». Российско-китайский союз, недопустимость которого Бжезинский оговаривал отдельно, стал явью («куда, блин, смотрели?!»), да еще и с перспективой присоединения к нему других влиятельных стран, прежде всего Ирана, а возможно и Турции, если иметь в виду тот «пассионарный» раж, с которым Байден взялся за Реджепа Эрдогана. Выражаясь футбольной терминологией, Штаты вели 3:0 и, лениво доигрывая, тянули дело к финальному свистку, считая, что оно (дело) «в шляпе». И вдруг получили «дуплет», и счет стал 3:2. Все «мюнхенские» словесные упражнения Байдена (так и подмывает назвать их испражнениями) — это заклинание «футбольного бога» помочь в игре на удержание. На контратаку — в Донбассе или вокруг Тайваня — они еще могут сподобиться, в расчете на численное преимущество в чужой штрафной. Но вот в остальном, похоже, более надеются на «автобус» в штрафной собственной. Чем сильней, дурней и дальше прочь, «на вынос» — тем лучше. Это явно уже не июль 1941 года, и даже не ноябрь. Это скорее Курск в ранней фазе после Сталинграда: «или пан — или пропал». Плюс разборки, в том числе в собственных рядах: виноваты в провале геополитического «блицкрига», разумеется, Трамп и «русские хакеры», а кто ж еще?

В третьей теме — о международных проектах и программах, надо признаться, «загадок» больше всего. ВОЗ, климат, куда Байден возвратил США, ревизовав наследие Трампа, только одна сторона вопроса. Если что и внушает озабоченность, то это организационные приготовления официального Вашингтона, которые на данном этапе, с одной стороны, широко анонсируются, а с другой, демонстрируют полную непрозрачность. Мы помним первую, еще предвыборную инициативу нового хозяина Белого дома: о созыве через год после его прихода к власти, то есть, надо понимать, на рубеже 2021−2022 годов, «форума мировых демократий». То есть, видимо, участников ООН без России и Китая, невзирая на то, что и Москва, и Пекин — постоянные члены Совета Безопасности. О том, что может означать такое сборище, в свое время поведал припадочный сенатор Джон Маккейн, ныне покойный. Речь идет об аналоге предложенной им «Лиги демократий», то есть структуре, претендующей на глобальный охват, но в то же время подконтрольной Вашингтону. Разумеется, без Москвы и Пекина.

В выступлении в виртуальном «Мюнхене» Байден сподобился на аналогичную инициативу, которая, прямо скажем, своей непонятностью вызывает еще больше вопросов, чем вышеупомянутый «форум». «В День Земли я проведу саммит лидеров стран, чтобы помочь странам, на долю которых приходится самое большое количество выбросов, активизировать действия в области ограничения выбросов и взять на себя более высокие обязательства, включая мероприятия по решению климатических проблем здесь, в Соединенных Штатах», — так это прозвучало. Оба-на! Но обо всем по порядку. Во-первых, пресловутый «День Земли», известный массовым отключением электричества в угоду экстремистским амбициям «собирательной» Греты Тунберг, в этом году «отмечается» 20 марта. То есть остались считаные дни. Во-вторых, примерно понятен состав «лидеров» по части выбросов — это ЕС в полном составе, а также, возможно, входящая в этот список Индия. А вот как быть с теми же Китаем и Россией? Но главное даже не это, а то, что Байден вообще не заикается о странах, которые впереди планеты всей по части поглощения выбросов своими природными средами. А это Россия прежде всего, которая, даже взятая вместе с гигантской по масштабам индустрией Китая, все равно в сумме поглощения и выбросов дает плюс в пользу первых. То есть Байден своей инициативой, во-первых, углубляет извращение показателей климатического процесса, демонстрируя привычную приверженность «двойным стандартам» — выбросы считать, а поглощение нет, ибо так выгодно Западу. А во-вторых, он еще и пытается созвать форум, противопоставляющий Россию и Китай конъюнктурным прозападным участникам так называемого «климатического процесса». Конечно, может быть, автор этих строк, к слову, отнюдь не новичок в данном круге вопросов, чего-то не понял. Но значит, Байден так объяснил, сделав все от него зависящее, чтобы обеспечить двусмысленность восприятия. Не будет же он в самом деле изъясняться «Эзопом». Это уже о многом говорит.
«Я благодарен Европе за постоянное лидерство в решении климатических проблем на протяжении последних четырех лет. Мы должны вместе инвестировать в технологические инновации, которые позволят запустить нам чистую энергетику в будущем и создавать решения в области чистой энергетики для глобальных рынков», — эта мысль нового президента США тоже вызывает вопросы. Если «чистая энергетика» — это только «возобновляемые источники», то в ходе нынешней зимы потенциал их поддержки как в США, так и в Европе существенно поубавился. Уголь, покупаемый в России в дополнение к газу, оказался надежнее ветряков, не выдержавших серьезного температурного «минуса».

Если Байден включает в этот список ГЭС и АЭС, то вопрос заключается еще и в том, как произведенную на них электроэнергию, особенно из глубинных регионов потенциальных стран-экспортеров, направлять за рубеж. И как он будет объясняться с теми же японцами, которые треть своих атомных энергоблоков прикрыли после Фукусимы №1, остальные постепенно тихой сапой вернули в эксплуатацию, а сейчас, после Фукусимы №2, когда стало ясно, что «трясло, трясет и трясти будет», не знают, что с этим делать?

Думается, что предложенная американским президентом словесная абракадабра либо следует конъюнктуре кем-то написанной для него программы, либо, что не менее вероятно, переносит обсуждение данного вопроса за закрытые двери «высоких» кабинетов, куда нет доступа излишне «любопытной» общественности, в том числе европейской.

Завершая наш анализ, отметим, что не все так однозначно. Похоже, Байден, определившись в антироссийской и антикитайской стратегии своего правления, «завис» на тактическом уровне. С одной стороны, «глазами, кажется, хотел бы всех он съесть». С другой, видит, что «здесь не перед стадом», вот и «пускается наш хитрец в переговоры». Точнее, в уговоры европейцев взяться за руки и, построившись клином, двинуться «nach Osten». Тщетно! В Европе расклады уже не т. е. Какие конкретно, посмотрим осенью на примере выборов в бундестаг. Да и в самих США у Байдена нет карт-бланша на политический курс, провозглашенный в Мюнхене. И Трамп, похоже, ориентируется на 2024 год, и объективная ситуация, которую байденовские демократы, когда рвались к власти, устраивали по принципу «чем хуже — тем лучше», бумерангом бьет по ним самим. И то верно: устроили в стране бардак, чтобы свергнуть Трампа, но не подумали, как будут после победы всю эту свою субстанцию разгребать. В большой политике так часто случается, и Байден в такой ситуации оказывается не первым и не последним.

Ну, а что касается взгляда на эти события и процессы из Москвы и Пекина, то главное — не поторопиться и не совершить фальстарт. Если брать «график» советской предперестроечной деградации, то Трамп со своим динамизмом очень походил на Юрия Владимировича Андропова, а вот Байден, даже не пытающийся такой динамизм изобразить («при мне будет все, как при бабушке»), — вылитый Константин Устинович Черненко. При всем уважении к этим деятелям, которые Советскому Союзу «хотели как лучше, а получилось, как всегда». Байдену, в порядке обмена опытом, самое время продумывать текст скорого юбилейного поздравления Горбачева. Как говорится, «запасаемся попкорном»…

Владимир Павленко, ИА REGNUM

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен, а также Телеграм-канал FRONTовые заметки

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх