«Сейчас бывает даже страшнее, чем в 2014 году», — жительница окраины Горловки

Наш корреспондент Екатерина Катина поинтересовалась обстановкой в Горловке у местных жителей.

Несмотря на состоявшийся «Нормандский формат» и встречу в Минске, ситуация на линии разграничения не изменилась. Местные жители отмечают, что последнее время, обстрелы со стороны Украины только участились.

«Они (украинские военнослужащие) стреляют именно по поселку. 2019 год страшнее чем 2014. Постоянный свист снарядов — не знаешь куда деваться», — рассказала местная жительница.

Авторская съемка военкора команды News Front Катерины Катиной

Обязательно подписывайтесь на наш YouTube-канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News Front

 

Источник ➝

Петер Хандке и его «выходки». Эдуард Лимонов

Петер Хандке, австрийский автор, получивший в этом году Нобелевскую премию по литературе, на церемонии вручения премии только что (на прошлой неделе) в Стокгольме повздорил на своей пресс-конференции с журналистами. Они обвинили его в отрицании «геноцида», якобы осуществлённого сербами в Сребренице, где якобы 8 тыс. мусульман мужчин были убиты. Его уже обвиняли в отрицании того же «геноцида», посему событие было ожидаемым.

Поразительна храбрость, проявленная новым Нобелевским комитетом, — присудить Нобелевскую премию писателю с такой неоднозначной репутацией!

Мы с Хандке одного поколения. Он только на год старше меня, мы дети войны, таким образом. Его отец был немецкий офицер, мой — русский офицер. Его мать — словенка. Насколько я знаю, к Словении имеют отношение только две знаменитости — Меланья Трамп и Петер Хандке.

На мой взгляд, ничего особенного он не совершил. Жил себе под Парижем в Chaville c актрисой Sophie Sernin и с дочерью Leocadie(й). Писал книги, много книг, так что его левая рука (он левша) покрылась воспалением от тяжкого труда. Зимой с 1995 на 1996 год совершил небольшое путешествие в бывшую Югославию — к Дунаю, к Саве, Мораве и Дрине (реки). Понятно, что ему хотелось знать, что на самом деле происходит на его бывшей родине (Словения же входила в состав Югославии).

Вернулся, написал два эссе, где рассказал, что не верит в геноцид сербами мусульман, — и на него тотчас накинулись журналисты, правозащитники, мусульмане.

Когда 11 марта 2006 года в тюрьме в Гааге умер Слободан Милошевич, Хандке присутствовал на похоронах Милошевича — ну на него накинулись немедленно уже правозащитники и журналисты всего мира. Так, журналистка журнала Le Nouvel Observateur Ruth Valentini написала, что он оправдывает «резню в Сребренице и другие преступления, совершённые во имя этнических чисток».

Французский суд принял сторону Хандке в последовавшем тогда разбирательстве и признал, что его оболгали, но к нему прилипла репутация человека, отрицающего геноцид мусульман.

В 2008 году он ездил в Косово, побывал и на стороне, населённой сербами, и на албанской. Пришёл к выводу, что сербы подвергаются бесчисленным унижениям. Вот, собственно, и всё.

Складывается впечатление, что Петер Хандке честный человек, не побоявшийся выбрать побеждённую сторону, в данном случае — сербскую. И за это подвергается сейчас оскорблениям, гонениям и остракизму.

Одна из его пьес была снята с показа в театре Vieux-Colombier cразу после его посещения церемонии похорон Слободана Милошевича. На церемонию вручения Хандке Нобелевской премии не явились многие современные писатели.

Вот что пишет The New York Times о Хандке и его судьбе:

«Когда Хандке был критикуем до 90-х годов, то его критиковали главным образом старомодные литературные фигуры — они недолюбливали его за авангардные тенденции. Но когда он опубликовал два эссе в январе 1996 года о своей поездке в Сербию (они были позднее выпущены в форме книги «Путешествие к рекам. Справедливость для Сербии»), его критики пришли из-за литературных страниц. Это были политики, журналисты и правозащитники».

Ещё цитата из The New York Times:

«Во время войн на Балканах Хандке читал новостные рапорты в своём доме во Франции и раздражался, что все рапорты в подавляющем большинстве изображали Сербию как злодея в этом конфликте, вместо того чтобы дискутировать о всей сложности конфликта. Первой реакцией Хандке было неприятие этих новостных рапортов».

Кстати, Хандке попытался объясниться. 10 октября этого года он собрал журналистов в своём доме под Парижем, однако был вынужден закончить пресс-конференцию после того, как его спросили о его эссе на тему балканских войн.

«Я — писатель, я укоренён в Толстом, я укоренён в Гомере, я укоренён в Сервантесе, — сказал он. — Оставьте меня в покое и не задавайте мне таких вопросов». И он указал журналистам на дверь.

То, что Петеру Хандке присудили Нобелевскую премию, — знак того, что в Нобелевском комитете действительно произошла оздоровительная чистка и премии наконец стали присуждаться согласно литературным заслугам, а не за политкорректность и не за поразительную банальность творчества.

Всё равно честный человек в современном литературном мире — большая редкость.

Честным быть невыгодно.

Снимаю шляпу перед Петером Хандке. А я редко перед кем-либо снимаю шляпу.

Эдуард Лимонов, RT

Обязательно подписывайтесь на наши каналы, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен и Телеграм-канал FRONTовые заметки

Нажал кнопку — заплати штраф. Верховная Рада ввела ответственность за жульничество при голосовании

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх